Испытание холодом

Категория: Арктика Опубликовано 06 Май 2015
Просмотров: 2030

Испытание холодомИспытание холодом
Выдержки из книги Бориса Тихоновича Чувина "Человек в экстремальной ситуации"


Человек приходит в эту жизнь обнаженным. И первое, с чем встречается человеческое существо в этом мире — ощущение холода. Ведь температура внутри утробы матери +37,6 °C. Перепад температур при рождении создает своеобразный стресс, обрушивающийся на беспомощное существо и требуются усилия, чтобы новорожденный не погиб от холода. И всю жизнь человек вынужден (за исключением жарких тропиков) носить теплые одежды, чтобы защитить себя от… врага — холода. Но так ли это на самом деле?
Народной мудростью, тысячелетним опытом, а теперь еще и официальной медицинской признано: холод, если к нему относиться разумно, — лучшее средство сохранить здоровье и обеспечить себе долголетие. Кстати, наибольший процент долгожителей, как это не покажется парадоксально, выявлен в Якутии. На втором месте по продолжительности жизни идет регион Кавказа. Не будем забывать, что зимние температуры в некоторых областях Якутии и Крайнего Севера опускаются до –50–60 °C ниже нуля.
Да, физические ощущения от охлаждения, ниже комфортных температур, не приятны: появляется дрожь, синеют кожные покровы, губы, человек становится вначале раздражительным, а затем все менее подвижным, все время пытается найти позу, при которой происходит наименьшее отдача тепла. Наконец, при некоторой продолжительности действия холодового фактора (для каждого человека — индивидуально) наступает полное безразличие, апатия и желание либо прекратить эксперимент (если это возможно), либо прекратить сопротивление холоду, даже если возможно движение.
Отсюда следует однозначный вывод: решающим фактором в организации алгоритма противодействия холоду является состояние психики человека, его волевые качества и установки.
История хранит многочисленные реальные случаи, когда люди, оказавшись по воле случая в экстремальных условиях и при низких температурах (зимой), тем не менее, оставались живы.
Во время Великой Отечественной войны сержант Петр Голубев в течение 9 ч находился в ледяной воде, проплыл 20 км и не только остался жив но и успешно выполнил боевое задание. В 1985 г. во время кораблекрушения в результате переохлаждения погиб весь экипаж рыболовного траулера, кроме одного моряка, который проплыл в ледяной воде более 6 ч и, достигнув берега, еще около 3 ч шел босиком по снегу. Он не только остался жив, но со временем вернулся к своей профессии.
Старейший «морж» России Борис Иосифович Соскин (в 1986 г. ему исполнилось 95 лет) начал заниматься моржеванием в возрасте 70 лет и скоро забыл о том, что к лечению холодом его подтолкнул застарелый радикулит.
Официально зарегистрирован случай, когда провалившийся под лед Мичиганского озера 4-летний мальчик пробыл в ледяной воде около 20 мин. Его тело охладилось до 27 °C. И тем не менее, усилия врачей-реаниматологов через полтора часа вернули его к жизни.
В 1951 г. в одну из больниц г. Чикаго была доставлена 23-летняя женщина, которая в легкой одежде пролежала в снегу около 11 ч. При этом температура наружного воздуха была — 18 °C. Ее внутренняя температура в момент доставки в клинику была +18 °C. Самое удивительное, что женщина дышала, хоть и очень редко, а пульс составлял 12–20 ударов в минуту. Несмотря на ампутацию обмороженных ступней и пальцев рук, женщина осталась жива.
Исследователи экстремальных состояний человека и, в частности, холода, Н.А. Агаджанян и А.Ю. Катков описывают наблюдения за добровольцами, принимавшими участие в экспериментальных нагрузках холодом, и отмечают, что испытуемые, находившиеся в одних плавках при нулевой температуре воздуха и дышавшие все это время (около часа) газовой смесью с содержанием 8 % кислорода и 16 % углекислого газа, вели себя по-разному. Один человек, совершенно не ощущая холода, не дрожал, хотя охлаждался в среднем на 0,1° каждые 5 мин. Другой испытуемый, напротив, ощущал неприятное действие холода, у него наблюдался активный тремор (дрожь). При этом температура его тела практически не изменилась в течение эксперимента.
Описаны и документально зафиксированы тысячи случаев, когда люди, пробыв в снегу (под лавинным сходом или, провалившись в трещину), по несколько часов оставались живы. Итак, холод может проявить удивительные, уникальные способности человека к выживанию в экстремальных условиях. Но если это так, то следует однозначный вывод: из врага можно сделать друга, если разумно подойти к такому, казалось бы, всем известному феномену, как закаливание холодом.
Дело в том, что холод, миллионы лет преследуя человека, фактически стал одним из самых действенных способов (механизмов) повышения адаптационно-защитных сил организма. Просто со временный человек, окружая себя максимально комфортными условиями, к сожалению, забыл об этом. Но в подкорковых структурах, а возможно и в геноме каждой клетки нашего организма хранится память о холодовых стрессах, пережитых тысячами предшествующих поколений. Надо только эту память разбудить и заставить работать на наш человеческий иммунитет к холоду. С помощью самого холода.
Закаливание холодом следует начинать с раннего возраста. И чем раньше, тем лучше. Многолетний и уже широко известный опыт семьи педагогов Никитиных — прямое тому подтверждение. Их дети буквально свои первые самостоятельные шаги, делали по… снегу. Систематические прогулки в легкой одежде и в любую погоду зимой, обливания вначале прохладной, а затем и ледяной водой сделали свое дело. Дети перестали болеть, их физическое развитие было совершенно нормальным и по некоторым показателям (выносливость к нагрузкам, меньшая утомляемость) превышало таковые у сверстников. Опыт Никитиных одно время стал широко распространяться, но затем интерес к нему снизился в силу ряда чисто субъективных причин. А жаль! На фоне современного состояния здоровья детей, когда из десяти родившихся детей как минимум семь — восемь имеют отклонения в состоянии здоровья, этот опыт окажется просто бесценным.

И опять на первый план выходит психологическая компонента. Трудно, очень трудно заставить себя отказаться от привычного комфорта и походить по снегу или начать по утрам обливаться вначале прохладной, а затем ледяной водой. Ну, а заставить себя раздеться до трусов на снегу, под ветерком, и залезть в дымящуюся прорубь…
И все же! Да, прежде всего на это надо решиться. А, решившись, не отступать на всю оставшуюся жизнь, помня, что лучшего доктора, чем холод и свое собственное убеждение, человеку не отыскать.
О холодовом закаливании написано масса статей, научных работ и популярных изданий. Поэтому мы не будем здесь подробно рассматривать этот вопрос. Подчеркнем только, что физически закаленный (в том числе и холодом) человек гораздо более стойко переносит те испытания физического и морального плана, которые выпадают ему в очаге экстремальной ситуации.
Выносливость всегда была важнее силы, терпение всегда вознаграждалось больше, чем нетерпеливость, а спокойный и взвешенный расчет давал во много раз больше шансов на победу, чем на поражение. Все вышеперечисленные качества приходят к человеку не сразу. Они воспитываются им самим и обстоятельствами жизни. Но старая, как мир пословица «Хочешь жить в мире — готовься к войне» имеет несколько смыслов. Один из них однозначно говорит, что если хочешь выжить в экстремальных ситуациях, готовься к ним заранее, обдуманно создавая их каждое утро, например, обливаясь холодной водой, делая гимнастику и нагружая мышцы и суставы, а не давая им понежиться еще полчаса в теплой постели. Отказывая себе в столь любимом жирном бифштексе и чашке крепкого кофе с сигаретой, а за ужином в рюмке-другой водки. Эти маленькие стрессы дадут со временем чувство большой победы над своими человеческими слабостями и привычками. Они дадут несомненное чувство свободы и уверенности в том, что оказавшись за бортом не по своей воле или в зимнем лесу без тепла и даже спичек, вы не будете вдаваться в панику и прислушаетесь к тем внутренним голосам, которые подскажут вам единственно верное решение, а тренированный, в том числе и холодом (!), организм справится и с холодом, и с безысходностью ситуации, и самой жизнью оправдает те затраты, которые ранее победили лень и слабодушие.
Но несколько практических советов здесь все же необходимо дать, хотя бы для того, чтобы подтвердить теоретические предпосылки, которые рассматривали адаптивные механизмы человеческого организма и влияние на их динамику ситуаций, связанных с холодовыми нагрузками в ситуациях вполне приближенных к экстремальным условиям.


Организация зимнего бивуака
Рассмотрим несколько вариантов организации бивуака в зимних условиях.
Вариант первый. Бивуак при наличии палатки и минимально необходимого снаряжения (топор, пила, спички). Если предполагается бивуак в лесу, то первое, что необходимо сделать, это найти сухое дерево, желательно ель или сосну, но подойдет и любое другое высохшее дерево: ольха, береза, осина и т. д. Прежде чем ставить палатку, необходимо заготовить дрова с расчетом на количество человек и время стоянки (несколько часов, ночевка или более суток). Прежде всего необходимо расчистить место под будущий костер и палатку, для чего с помощью заранее заготовленных фанерок или крышек от котелков расчистить снег до земли от сухого дерева, которое пойдет на дрова, до места установки палатки. При этом снег необходимо сгребать в одну сторону, образуя вал. Срубив или спилив сухостой, обрубить мелкие ветки и сложить у будущего кострища. При наличии двуручной пилы распилить ствол (оптимальный диаметр — 20–40 см) на несколько отрезков длиной не более полутора метров, но можно и не более метра. Костер делается следующим образом: два бревна кладутся на расстоянии 30–40 см друг от друга параллельно. Между ними укладывается мелкий сухой хворост, обрубленный со стволов заранее, и поджигается. После того, как костер разгорится, параллельно лежащие бревна подкатываются ближе друг к другу и сверху укладывается третье, более тонкое бревно. Если дерево сухое, то через 15–20 мин все три ствола начинают равномерно гореть изнутри. Это один из вариантов таежной нодьи. Горит такое сооружение равномерно и долго, необходимо лишь время от времени слегка шевелить бревна, постукивая топором или поленом по горящим стволам. После того, как нодья занялась, можно, набрав в котелки снег и повесив их над костром, заняться постановкой палатки.
Если поблизости есть хвойные деревья, то лучше всего, наломав лапника, аккуратно уложить его на землю; при этом, еловые ветки необходимо укладывать выпуклой стороной вверх. Так они лучше пружинят и создают воздушную подушку под палаткой.
При постановке палатки в снежной нише необходимо учитывать, что от дыхания в зимних условиях на внутренних стенках палаток (особенно это относится к современным палаткам из синтетических тканей) образуется конденсат, и если стенки палатки соприкасаются со снегом, конденсат снаружи замерзает, образуя слой инея, что утяжеляет палатку, делает условия обитания в ней менее комфортными. Через две — три холодных ночевки палатка становится ощутимо тяжелее, плохо укладывается, в ней постоянно ощущаете холод и сырость. Если же между стенками палатки и снежным бруствером остается зазор в 10–20 см, стенки хорошо вентилируются и остаются сухими. Такие «мелочи» необходимо помнить, особенно в условиях длительных зимних походов.
Вариант второй. Из снаряжения есть все, что и в первом варианте, кроме палатки. В этом случае можно поступить следующим образом. При наличии тонкого брезента или любой другой ткани (кроме синтетики) размером 2x2 м делается экран, одно из полотен которого укладывается на лапник, а другое натягивается с помощью шнура под небольшим углом над спальным мешком. Нодья делается не далее 2 м от спального мешка. Тепло отражается от экрана и греет на открытом воздухе даже в сильный мороз. При этом необходимо помнить, что при горении сосновые и особенно еловые дрова «стреляют» угольками, которые, попав на спальный мешок, могут причинить неприятности. Поэтому перед сном вдоль спального мешка со стороны нодьи на два колышка высотой 15–20 см (можно положить два чурбачка) укладывается лыжная палка и на нее навешивается несколько еловых веток, на уровне земли, слегка присыпанных снегом. Такого примитивного экрана достаточно, чтобы избавить себя от опасности прожечь спальный мешок. В то же время еловый экран пропускает прямое тепло от горящей нодьи, не говоря уже о тепле, отраженном экраном. Автор неоднократно использовал этот прием в многодневных зимних походах по Кольскому полуострову и по приполярному Уралу. И ни разу не было случая прожженного спального мешка. У этого варианта холодной ночевки есть только один недостаток: при сильном снегопаде экран приходится натягивать над спальным мешком под большим углом, что, соответственно уменьшает эффект отражения тепла нодьи.
Вариант третий. Из снаряжения есть все, что и в первых двух вариантах, кроме палатки и ткани для экрана. В этом случае необходимо отрыть нишу в снегу размером не менее чем 2x2 м и одну из стенок ниш выполнить под углом в 10–15°. Это и будет снежный экран. Все остальное выполняется так же, как и в первых двух вариантах. Только слой лапника, особенно со стороны снежного экрана, должен быть толще и плотнее. Если ожидается снегопад, можно над спальным мешком натянуть шнур и на него уложить ветки елового лапника. При этом противоположные концы веток укрепляются в снежном бруствере со стороны экрана. Такой импровизированный навес хорошо предохраняет даже от сильного снегопада, но при достаточно жаркой или слишком близко расположенной нодье снег на лапнике навеса начинает подтаивать, и утром можно проснуться в отсыревшем спальном мешке. На этот случай может выручить кусок полиэтиленовой пленки, наброшенной поверх спального мешка.
Вариант четвертый. В снаряжении отсутствуют топор и пила, но есть спички. В этом случае необходимо отыскать упавшее сухое дерево, желательно ель и перпендикулярно стволу отрыть нишу размером 2x2 м. Экран делается, как и в предыдущих вариантах, из снега и лапника, но костер из наломанных сухих веток разводится под стволом упавшего дерева. Через 2–3 ч непрерывного горения упавший ствол начинает выгорать снизу, но требуется время от времени подкладывать ветки, чтобы «не упустить» огонь. В данном варианте приходится почти постоянно подкладывать сушняк и спать поэтому приходится урывками. Но если ствол ели попался сухой, он равномерно горит снизу 5–7 ч (в зависимости от толщины), обеспечивая бивак теплом. Такой вариант, разумеется, менее комфортен, чем предыдущие, но все же он дает возможность приготовить пищу, обсушиться и сохранить силы для движения.

Испытание холодом
Рис. 1. Организация зимнего бивака


Вариант пятый. Отсутствуют топор, пила, спички. Это наиболее сложный вариант, так как предстоит действительно в полном смысле слова холодная ночевка. В этом случае первое, что необходимо сделать, это отыскать максимально удобное место для ночевки, используя естественные укрытия. Ими могут служить упавшие стволы деревьев с вывороченными корневищами, густые нижние ветви елей, засыпанные снегом. Обычно под ними, у ствола образуется своеобразный шатер, где можно вырыть нишу и уложить ее еловым лапником. Здесь необходимо максимальное количество лапника, причем нужно тщательно отряхивать его от снега. Ниша делается не более метра в ширину и около 2 м в длину и плотно обкладывается изнутри лапником. Поверх ниши укладываются ветки, образующие каркас крыши, и затем все это плотно закладывается сверху лапником. Оставляется небольшое отверстие для входа в «нору». Спальный мешок расстилается внутри норы и, если ожидается сильный мороз, можно, забравшись внутрь, прикрыть изнутри ветками и входное отверстие. Такой еловый кокон, как это ни удивительно, при наличии спального мешка позволяет сохранить тепло даже при температуре снаружи — 10–15°. Разумеется, все зависит от тщательности устройства бивака, от качества спального мешка, одежды, тренированности и физического состояния человека. При этом необходимо учитывать, что на устройство такого бивака требуется не менее полутора — двух часов. И чем тщательнее он будет обустроен, тем комфортнее будет ночевка.
Вариант шестой. Отсутствуют топор, пила, спички, спальный мешок. Это действительно в полном смысле слова экстремальный вариант. И все же можно найти выход и из такого положения, проявив максимум воли и настойчивости для спасения жизни. Надо оценить возможность и целесообразность дальнейшего движения (к жилью, к возможному ближайшему биваку и т. д.). Если такой вариант реален и позволяют силы и физическое состояние, то, несомненно, необходимо движение. Но при этом надо учитывать, что движение в условиях холода требует большей энергоотдачи и, не рассчитав свои силы и возможности, можно спровоцировать драматический исход. Если же ночевка неизбежна и в ближайшее время помощи ожидать неоткуда, следует со всей тщательностью подготовиться к ней.
Старые таежники знают, что в таких случаях может спасти муравейник (если он, разумеется, встретится в зимнем лесу). Дело в том, что температура внутри муравейника всегда постоянна, независимо от наружной температуры. Наломав лапника как можно больше, необходимо комлем ветки разрыть муравейник (муравьи зимой погружены в сон и потому не опасны) и забраться внутрь норы, укрывшись сверху лапником. Трудно представить себе исход такой ночевки, но известны и еще более «экзотические» способы, когда эвенки в подобных, казалось бы, безвыходных ситуациях, вынуждены были забивать оленя и, выпотрошив внутренности, забираться в теплую утробу зверя. На какое-то время это спасало от холода и неминуемой смерти. Выбор варианта ситуации — за обстоятельствами. Выбор для принятия решения — за человеком.
Несомненно, гораздо труднее организовать зимний бивуак в открытой местности, например, в степи, тундре. И если в тундре всегда можно отыскать под снегом стланик (низкорослые тундровые березы, кедровый стланик, стелящийся кустарник и т. д.) для костра, то в условиях зимней степи на дрова рассчитывать нельзя и остается только ставить палатку прямо в снегу, предварительно сделав для нее нишу или ветрозащитную стенку из снега.
Ветрозащитную стенку можно выполнить довольно быстро, вырезая ножом, саперной лопаткой (если таковая имеется), крышкой от котелка, плоскостью лыж и т. д. снежные кирпичи размером 40x20x20 см. Это возможно при уплотненном, слежавшемся снеге. Рыхлый снег позволит сделать лишь бруствер.


Испытание холодом

Рис. 2. Один из способов постройки снежной хижины


При отсутствии палатки можно вырыть в слежавшемся снеге пещеру или сделать эскимосскую снежную хижину — иглу. Методика постройки такова: вначале расчищается в снегу площадка и очерчивается круг диаметром 2 м.
Затем из уплотненного снега нарезаются кирпичи вышеуказанного размера. Из них по очерченному кругу выкладывается снежный фундамент будущей хижины. Затем ножовкой или ножом срезается слой снега с уложенного фундамента так, чтобы получилась нисходящая плоскость, на которую можно начинать укладывать по спирали следующий слой снежных кирпичей. При этом, удобнее возводить хижину, если один человек остается внутри ее, принимая и помогая укладывать снежные кирпичи. Каждый очередной по вертикали слой кирпичей укладывается так, чтобы треть кирпича (по ширине) нависала внутрь хижины. При этом спираль, постепенно закручиваясь, сужается кверху, образуя купол хижины, который сверху закладывается снежной плитой. Поскольку кирпичи прямоугольной формы, при укладке по окружности снаружи между двумя соседними кирпичами образуется щель. Это не играет никакой роли, поскольку после завершения постройки эти щели заделываются снегом и внутреннее помещение хижины изолировано от ветра полностью. На морозе снежные кирпичи схватываются друг с другом быстро и прочно. Наиболее трудоемкая часть операции заключается в выкладке последнего завершающего слоя. Затем ножовкой или ножом вырезается входное отверстие необходимого размера. При этом, лучше вырезанную снежную плиту аккуратно отставить в сторону, так как она будет служить дверью, закрывающей вход.
Автор дважды участвовал в постройке иглу на приполярном Урале и в Хибинах. Группа из четырех человек с помощью двух ножовок и саперной лопатки строила снежную хижину за 4 ч. Снег был достаточно спрессован, легко резался и поскольку оба раза мороз не превышал 10–12°, схватывался быстро. В первой хижине (Приполярный Урал) было тесновато, но очень тепло и уютно. Тепло от примуса буквально за час подняло температуру внутри до +1 °C и участники эксперимента спали в спальных мешках без свитеров, в тренировочных костюмах. Интересно отметить эмоциональный эффект: долго не могли заснуть, наслаждаясь теплом и необычным отсветом двух свечей, укрепленных под куполом на самодельных кронштейнах. Свет мерцал в снежных кристаллах, создавая ощущение праздника и маленькой победы над собой.
Одному человеку построить иглу сложнее, но при необходимости вполне возможно, хотя, разумеется, времени на постройку может уйти довольно много.
Тот, кто был в горах, знает, насколько тщательно необходимо готовить бивуак, если предстоит ночевка в снегу, на высоте, где порой единственным источником тепла может служить примус или сванская свеча. Альпинисты, как правило, достаточно хорошо экипированы всем необходимым для холодной ночевки. Но обстоятельства могут сложиться так, что потребуется искать прибежище без палатки, прямо в снегу. В таком случае необходимо отрыть снежную пещеру, внимательно определив место, безопасное в отношении возможности камнепада, схода лавины, падение ледового карниза и т. д.
Чем глубже будет вход в пещеру, тем, соответственно, в ней будет теплее, но насколько это может быть исполнено в реальных условиях, можно решить только в каждом конкретном случае. Следует запомнить твердо: просто зарываться в снег, имея даже добротный пуховый спальный мешок, категорически не рекомендуется всем опытом горновосхождений. Последствия такой ночевки могут быть самыми плачевными.

Здесь следует подчеркнуть, что холод, являясь наиболее мощным закаливающим средством, в то же время является и наиболее сильным источником дискомфорта в экстремальных ситуациях. Адаптация к холоду наступает очень медленно, если организм полностью здоров, но при незначительных отклонениях от нормы (склонность к простудам, низкий уровень обмена веществ, низкие пороги чувствительности к холоду) холод может стать одной из главных причин полной дезадаптации человека, особенно в экстремальных условиях, где помимо холода могут действовать и другие, не менее сильные негативные факторы. И, тем не менее, еще раз хотелось бы подчеркнуть роль психологического фактора, в том числе и в проблеме борьбы с холодом.
Нелишне напомнить, что при обряде посвящения в ламы, в некоторых монастырях Тибета, человек на морозе должен обнаженным телом высушить четыре мокрые простыни. С точки зрения классической европейской физиологической школы — это просто невозможно. Но факт остается фактом: длительный и тщательно спланированный тренинг может переводить энергетику человека на более высокий уровень, при котором внутренние резервные механизмы адаптации побеждают страх холода.
На Руси издревле практиковались купания в проруби. Чаще во время бани, но и без нее, для удовольствия. Закаливающий эффект ледяной купели несомненен, за ним — тысячелетний опыт народной мудрости. Но именно в наш просвещенный век к сожалению, этот метод является достоянием лишь немногих любителей-одиночек. Хотя существуют клубы «моржей», ритуалы посвящения и экзотические заплывы в ледяных майнах. Основываясь на личном опыте (более 20-ти лет моржевания) автор с уверенностью может констатировать, что главное — это преодолеть в себе тот внутренний психологический барьер, который однозначно воспринимает холод, как зло. После преодоления наступает фаза удивления: почему же остальные вокруг продолжают бояться ледяной купели, ведь ощущения во время и после купания — просто великолепны! Тем не менее, опять же, основываясь на личном опыте, могу сказать, что перепады между температурой воды проруби (она не опускается ниже +4 °C) и температурой наружного воздуха практически не играют существенной роли в психоэмоциональном проявлении. При –20–30 °C мороза ощущения после купания столь же приятны, как и при 0 °C.
Иное дело, когда температура воды ниже +4 °C, в качестве эксперимента автор погружался в забортную воду при ее температуре 0 °C и –2 °C. Корабль экспедиции находился у берегов Антарктиды, где температура морской воды может принимать минусовые значения. Более одной минуты выдержать испытание холодом было невозможно, хотя в обычной, пресной воде можно было плавать до 10–15 мин, не испытывая отрицательных эмоций.
Здесь же ощущение было настолько сильное и необычное, что несмотря на присутствие рядом врача я понял, что эксперимент продолжать дальше не имеет смысла. Установлено, что при нахождении в воде, температура которой ниже, чем +4 °C, более 20 мин у человека развивается состояние холодового шока, а через 30 мин может наступить смерть. При повышенной чувствительности к холоду те же симптомы развиваются гораздо раньше. Более того, смерть от внезапной остановки сердца при погружении в ледяную воду может наступить практически мгновенно.
Уникальный и многолетний эксперимент на себе проводил известный русский подвижник Порфирий Иванов. В любую погоду — в дождь, слякоть, мороз и снегопад — он всегда ходил в шортах, босиком, лишь изредка надевая легкую хлопчатобумажную рубашку с короткими рукавами. По нескольку раз в день этот человек обливался водой, ел простую пищу, преимущественно вегетарианскую, и оставил нам «Детку» — книгу с мудрыми и добрыми советами, как прожить жизнь с пользой для себя и для людей.
Как же вести себя в реальной ситуации, внезапно очутившись в ледяной воде? Часто, проваливаясь под лед, люди начинают делать массу беспорядочных движений, быстро выдыхаются и перестают сопротивляться. Если ЧП произошло сравнительно невдалеке от берега и лед позволяет выдержать тяжесть тела, следует, не снимая одежды, попытаться осторожно, не делая резких движений, выползти на лед и, не вставая, чтобы не уменьшать площадь опоры, ползком перемещаться к берегу или хотя бы до прочного льда. При тонком ледяном покрове следует, опираясь на него руками, подламывать под себя по направлению к берегу. И ни в коем случае не делать резких беспорядочных движений. Достигнув берега или прочного льда, следует снять с себя одежду, отжать ее и снова надеть, после чего незамедлительно двигаться в сторону ближайшего жилья. Не следует сразу же бежать, лучше быстро идти, согреваясь ходьбой и экономя силы.
Следует помнить, что дрожь, возникающая при охлаждении организма, является физиологической защитной реакцией. Организм, получив соответствующую афферентную посылку о воздействии холодового фактора, включает механизмы тремора — непроизвольные быстрые сокращения подкожных мелких групп мышц. При этом теплопродукция работающих мышц увеличивается и организм получает добавочное количество тепла, столь необходимого при охлаждении.
Адреналин и норадреналин, поступающий из надпочечников, также увеличивает энергетику организма при действии экстремального холодового фактора. Оказалось, что наиболее уязвимым звеном именно в первые минуты действия холодового фактора является психоэмоциональная сфера человека. Преодоление холодового ступора необходимо и при длительном воздействии холода, когда физические ресурсы еще далеко не исчерпаны, но психологически человек уже не в состоянии бороться с холодовой нагрузкой и начинает допускать неадекватные действия. Внушение (или самовнушение) может стать дополнительным средством для мобилизации резервных возможностей организма в ответ на продолжительное действие холода.
Необходимо отметить, что при охлаждении, в отсутствии близкого жилья и возможности оказания неотложной помощи, ни в коем случае нельзя прибегать к помощи алкоголя. Первая реакция после принятия дозы спиртного может быть положительной: наступает ощущение тепла и кажется, что самое страшное — позади. Но через некоторое время неизбежно наступает следующая фаза реакции организма: спазм периферических сосудов, вследствие этого уменьшение кровотока в работающих мышцах, нарушение координации и потеря воли к сопротивлению. На холоде, быстро истощив ресурсы организма, человек, принявший дозу алкоголя, замерзает гораздо быстрее.
Иное дело, когда удается достичь жилья или просто тепла — например, костра. Здесь небольшие дозы алкоголя даже показаны, как для наружного растирания в случае признаков обморожения, так и внутрь, для предотвращения развития шока. Горячий, крепкий чай (не кофе!) с сахаром, аскорбиновая кислота в любом виде (лимон, апельсины, соки), тепло и покой — вот все, что необходимо пострадавшему в первую очередь.