О систематике и голом короле

Категория: Борьба Самбо Опубликовано 08 Март 2014
Просмотров: 2996
О систематике и голом королеВ последних своих публикациях в журнале «БИП" я старался на основе научного литературного анализа опровергнуть злословие и клевету в адрес Заслуженного мастера спорта, Заслуженного тренера Анатолия Аркадьевича Харлампиева, исходящей от некоторой группы лиц, во главе которой стоит Михаил Лукашев*. Уважаемые читатели! Я очень внимательно прочитал все главы последних книг М. Лукашева, вышедших в изда­тельстве «Будо-спорт», в том числе книгу «Сотворение самбо.
Родиться в царской тюрьме и умереть в сталин­ской» и «Система «САМ» превращается в САМБО». Интересно написанные книги. Чувствуется, что автор много поработал особенно над теми главами, кото­рые касаются жизни и деятельности Анатолия Арка­дьевича Харлампиева. Это похоже на маниакальное сведение счетов или социальный заказ, а может быть на то и другое.
Не сомневаюсь, что у Анатолия Аркадьевича, как у силь­ной личности, были при жизни серьезные оппонен­ты. В настоящий момент оппонирующие выдвинули г-на Лукашева в качестве своего рупора, что придало ему смелости поливать грязью Харлампиева, после ухода его из жизни, и проталкивать версию о японских корнях самбо {«самбо, так сказать, младший братец дзюдо» - М. Лукашев).
Начнем с 1-й главы. М. Лукашев прямо смеется, что любитель кулачных боев дед и профессиональный боксер отец могли вдохновить юного Харлампиева на создание системы спортивной борьбы. «Следуя этому мудрому совету Харлампиев-младший, так сказать, «пошел в народ», пишет М. Лукашев. А что, это не могло быть? Разве мы знаем мало примеров? Автор знаменитой книги по фехтованию «Пять колец» Миямото Мусаси, основатель айкидо Морихеи Уесиба, основоположник системы дзюдо Дзигаро Кано и другие, которые шли от мастера к мастеру и создавали свои системы единоборства. Что же, японцам это можно были делать, а нам нельзя? Но зато почитайте, как М Лукашев пишет про себя: «Единственное, что меня несколько смущало и осталось непонятным, почему И. Рахганов а своем интересном очерке не нашел нужным упомянуть о В.А. Спиридонове, заведомо раньше Харлампиева начавшего работать в этой области самозащиты и создав­шим именно эту систему, которую он назвал – «самбо»? Дело в том, что в те годы я уже был знаком с зтой системой». У меня напрашивается вопрос: на каком уровне г-н Лукашев был знаком с этой системой? Он ее изучал на практике под руководством инструктора, тогда какая у него квалификация? Он с ней познакомился на уровне написания диссертации или другого вида научной работы? Тогда с чем сравнивал? Или он знакомился с ней на уровне просмотра иллюстраций?
Претензии по поводу статьи, которая его несколько смутила, нужно предъявлять к И. Рахтанову, который не был знаком с трудами В. Спиридонова, а не к Харлампиеву, который пишет: «Каждый занимавшийся борьбой самбо стремился внести вклад и вносил какой-то вклад в ее развитие и распространение. Так, для боевой части борьбы самбо динамовцы еще в 1923 г. нашли хорошее название «САМозащита Без Оружия". Сначала сокращенно они называли ее «САМ», затем «САМОЗ» и, наконец, «САМБО». С первых дней создания общества «Динамо» активную пропаганду самозащиты без оружия вел В.А. Спиридонов. Он подготовил для «Динамо» немало инструкторов по само­защите и написал ряд учебных пособий («Борьба самбо», «ФиС», М., 1964).
Далее М. Лукашев упоминает, что в ходе его «великого поиска», вернее на определенном этапе, возник еще один могучий: горячее сочувствие и обида за горькую судьбу B.C. Ощепкова, утаенного от общественности А.А. Харлампиевым. Обсмеяться можно! Да кто же про них умалчивал? Прочитайте стр. 15-16 книги А.А. Харлампиева "Борьба самбо": «Каждый занимавшийся борьбой самбо стремился внести и вносил какой-то свой вклад в ее развитие и распространение» («ФиС», М., 1964).
Среди пионеров самозащиты» Харлампиев выделяет B.C. Ощепкова, деятельность которого в начале 30-х годов «сыграла положительную роль и в развитии борьбы самбо» («Борьба самбо», «ФиС», М., 1964). «Параллельно с совершенствованием и распростра­нением борьбы самбо активную пропаганду японской спортивной борьбы дзюдо проводил В С. Ощепков. В начале 30-х годов его деятельность сыграла положительную роль и в развитии борьбы самбо: он организовал много соревнований, где спортсмены, зани­мавшиеся дзюдо. встречались с самбистами и борцами разных национальных видов борьбы («чидаубо», «кураш» и д.р.)».
Как видите, А.А. Харлампиев себе нигде и не приписывает создание самозащиты и спортивной борьбы и себя не возвеличивает (даже и в вопросах систематики).
Можно критиковать И. Рахтанова за хвалебную оду, но другую тоже хвалебную со стороны М. Лукашева в адрес Анатолия Аркадьевича я уже публиковал В журна­ле «БИП» N 4/2003. Кто не читал, почитайте. Хочется ответить по крыловски. «чем кумушек считать трудить­ся, не лучше ль на себя, кума, оборотиться». Вспомните. С чьей легкой руки или языка, вернее пера, пошел слух о том, что якобы Харлампиев содействовал аресту своего учителя B.C. Ощепкова, а потом забрал у вдовы его архив с методиками по созданию будущей борьбы самбо и скрыл его от общественности. Кто ему про это сказал? Где прочитал? В каких документах? Сколько это породило слухов и как тяжело было доказывать обратное.
Уважаемые читатели! Знакомясь с архивом Харлампиева, я обнаружил три школьные тетради, написанные рукой В. Ощепкова, в которых излагалась история и описывались моменты трансформации «Дзюу-Дзюцу и Дзюу-До в странах Европы и в Америке». Все это подробно изложено а моей книге «Каноны джиу-джитсу. Читая М. Лукашева, можно подумать, что И. Рахтанов со слов А.А. Харлампиева «наводит тень на плетень» и вводит общественность в заблуждение по поводу истории.
Посмотрим, о чем повествует далее в свою пользу историк и правдолюб: «Те, кому в былые большевистс­кие времена довелось писать о создании самбо, если даже и знали опасную правду, то всеми силами стара­лись ее скрывать. А публике десятилетиями препод­носились красивые идеологически выверенные мифы».
Интересно, что же в самбо было такого секретного, чего нельзя было говорить, и все об этом молчали. И что же такого Лукашев нашел в секретных архивах КГБ и ГРУ, в которые его пустили в годы перестройки? Какую опасную правду о самбо он обнаружил? Какие идеологические мифы раскрыл? Я так и не нашел ответы на эти вопросы в его работах... А вот, к примеру, Л.Б. Турин в своей книге, изданной еще при советской власти в 1963 году, не испугался и упомянул репрессированного мастера и «недооцененного» коллегами в 1940 году специалиста по «САМ». Говоря о возникновении самбо нельзя не упомянуть о большой исследовательской, организационной и методической работе, проделанной энтузиастами это­го вида спорта B.C. Ощепковым и В.А. Спиридоновым». Или: «с первых дней создания общества «Динамо» (1923 г.) в нем стали организовываться секции, где изучались приемы самозащиты. Большую роль в подготовке самбистов проводил В.А. Спиридонов. Одно­временно активную пропаганду японской борьбы дзю­до проводил B.C. Ощепков, изучивший ее в Японии». Пишут Е. Чумаков, В. Андреев. Интересно, что же сек­ретного такого не сказали эти авторитеты самбо, что умолчали, и что нового Вы нашли в архивах, в которые Вас пустили в период перестройки. Чтобы в чем-либо обвинять человека, нужны доказательства, документы, свидетельства очевидцев, научный анализ и т. д., а не голый эмпиризм и ссылки на интервью с давно ушедшими из жизни свидетелями. М. Лукашев пишет про то, что сам на практике не изучал? Интересно, откуда у него такие «фундаментальные» знания в области рукопашного боя, бокса, самбо, дзюдо?

О систематике и голом короле

Наверное, этот талантливый журналист является отменным коллекционером редких книг по различным единоборствам и как В.А. Спиридонов, изу­чал их сидя за столом. «Судя по самому характеру этих приемов и частых ссылках на приемы(?) джиу-джитсу, изучал он их самостоятельно, черпая материал из соответствующей литературы, как нашей передовой, так и иностранной» (М. Лукашев «Система САМ превращается в самбо», «Будо-спорт, 2003, стр. 33). Почитайте, как «авторитетнейший специалист» М. Лукашев рассуждает, сравнивая критику R Ощепкова относительно В. Спиридонова, что необходимо уделять больше внимания болевым приемам в борьбе стоя. Сначала прочтите цитату B.C. Ощепкова: «в стойке в условиях серьезной рукопашной схватки не имеют практического значения и могут быть действительны лишь тогда, когда противник не ожидает нападения или не имеет ввиду сам нападать. Значение их тем более уменьшится, если на них делается ставка, как на самостоятельный прием. «Рычаг» может быть дей­ствителен только в сочетании с подножкой или ударом, но таких сочетаний и, главным образом жизненных, в системе «САМ» нет».
Теперь М. Лукашев: «Объективно B.C. Ощепков, конечно, прав: болевой в стойке зачастую исполнить не легко, особенно если противник сильнее, обладает хорошей реакцией или знаком с победной формой нападения".
Интересно, почему это Ощепков был объективно прав, откуда такая уверенность, что Михаил Николаевич изучал техники дайторю аки-дзютсу, айки­до или джиу-джитсу, в которых большое количество технических действий построено как раз на испол­нении их этих самых болевых приемов на верхние конечности в стойке.

То, что Спиридонов был прав и знал, что писал, может подтвердить любой рядовой милиционер, что при задержании преступника чаще всего приходится использовать против него болевые приемы в стойке, поэтому совершенствовать их лучше всего в спортивном зале и в спортивных схватках, как бы моделируя условия уличного боя. И это как раз была его сильная сторона, которая основана на болевых приемах джиу-джитсу.
В своей книге В. Спиридонов писал, что производил устный опрос или читал письменный отчет своих воспитанников, вернувшихся с оперативного задания, о там, какие технические действия они применяли в схватках с преступниками, и на основе их формировал комплекс приемов для "САМ». А вот слабой стороной его познаний была техника ударов
Про свое отношение к технике ударов В. Спиридонов писал: "Большинство ударов опасны для здоровья. Главный недостаток их, - это невозможность регулировать силу удара, что ограничивает их применение в жизни..." (В. Спиридонов «Самозащита без оружия», 1933, стр. 37).
В 1940 году во время работы комиссии по разбору вопроса, связанного с обвинением В. Спиридоновым В. Волкова в плагиате, присутствующий на заседании некий «т. Шестеркин» заявил: «по специальности я юрист, К органам НКВД отношения не имею». Он же через минуту сообщил: Мною написана 6-я глава кни­ги т. Спиридонова В. (1933 г ) «Глава об ударах». Теоретический подход к описанию ударов на 6-ти страницах, не подкрепленный биомеханикой исполнения, и отсутствие применения ударов в 20-ти часо­вой программе «Краткого курса САМ» показывает, что для Виктора Афанасьевича данный раздел являлся «белым пятном».
Но, тем не менее, М. Лукашев из желания приукрасить своего литературного героя пишет: «Бокс он знал настолько основательно, что выступал в роли судьи на таких наиважнейших состязаниях тех лет, как Первенства РСФСР 1922 г. и СССР 1926 г. Разумеется, был сведущ во французской борьбе». Мне хочется задать вопрос: кто его обучал боксу и французской борьбе, какая у него была квалификация, какие турниры он выигрывал?
Как и из каких документов М. Лукашев определил, что Спиридонов был хорошим специалистом в этих дисциплинах?
Может быть, он был «секундометристом» или был почетным гостем на соревнованиях? Я не пытаюсь умалить достоинства талантливого человека, каким был Виктор Афанасьевич. Я просто спрашиваю вас, дорогие читатели: разве это не создание идола на фоне опускания авторитета А.А. Харлампиева? Зачем же тогда критиковать Александра Медведева, который пытался приукрасить личность В. Спиридонова в своей книге «Как дрались в НКВД». И что же за эксперт такой M.Н. Лукашев, если считает, что самоучкой в зрелом возрасте Спиридонов за короткий промежуток времени мог стать специалистом в области единоборств. И притом одновременно по борьбе и боксу?
В отличие от В. Спиридонова А. А. Харлампиев знал бокс на практике, а не только со слов отца и деда. В своем дневнике он писал: "Дрался с Ознобишиным. Я думаю, он меня побить не сможет". Это писал 17-летний Анатолий Харлампиев в 1923 году про того самого Н. Ознобишина, который написал книгу "Искусство рукопашного боя» в 1930 году. Повествуя об истоках создания спортивной борьбы самбо. М. Лукашев выводит в основоположники то В Спиридонова, то В. Ощепкова, одновременно крити­куя по всем направлениям А.А. Харлампиева, хотя сам постоянно в своих книгах упоминает 1-ю Всесоюзную конференцию по борьбе вольного стиля, после проведения которой 16 ноября 1938 г. Всесоюзным ко­митетом по делам физической культуры и спорта при СМК СССР был издан приказ (Приказ N G33), в котором говорилось: «Борьба вольного стиля в СССР, сложившаяся из наиболее ценных элементов национальных видов борьбы нашего необъятного Союза... представляет собой чрезвычайно ценный по своему многообразию техники и оборонному значению вид спорта... Принимая во внимание оборонное значе­ние борьбы вольного стиля, включить в комплекс норм ГТО II ступени как одну из зачетных норм для мужчин спортивную борьбу, для женщин комплекс самозащиты на основе борьбы вольного стиля» (так в те годы называлась спортивная борьба самбо). Этот приказ позволил борьбе самбо стать полноправным видом спорта, культивируемым в масштабе всей страны. Дата 16 ноября 1936 г. и стала днем официального при­знания борьбы самбо.

О систематике и голом короле

На упомянутой выше Всесоюзной конференции Анатолии Аркадьевич Харлампиев сделал доклад – «Основы советском борьбы вольного стиля». Он изложил свою систему новой спортивной борьбы, основанной на использовании всех лучших элементов из многочисленных видов зарубежной и национальной борьбы народов СССР. Доклад был с одобрением принят. Итоговая выписка конференции от 6 июля 1938 года документально фиксирует запись: «Из постановления 1 Всесоюзной конференции по борьбе вольного стиля.
1) Труд тов. Харлампиева одобрить.
2) Зафиксировать за тов. Харлампиевым А.А. авторство созданной им систематики и терминологии элементов борьбы вольного стиля.
3) Поручить тов. Харлампиеву А.А. всё вышеизложенное для издания объединенным трудом в виде учебника для тренерского состава по борьбе вольного стиля, обильно иллюстрированного фотографиями».
Систематика спортивной борьбы, разработанная и изложенная А.А. Харлампиевым это наука, которая позволяет не только делить технические действия на классы и подклассы, но и прогнозировать и конструировать новые технические действия и составлять комбинации из них
Поэтому демагогические разговоры о том, что Харлампиев мог заимствовать у своего учителя B.C. Ощепкова или у еще у кого-нибудь технические действия, изложенные в его трудах, не имеют под собой объективного обоснования. Это может подтвердить любой специалист по единоборствам в области классификации. Кажется очень смешным обвинение в «заимствовании», когда на основе заложенного им фундамента систематики не только он, но и последующие поколе­ния специалистов могли конструировать любые при­емы. Это видно на примере книг Е. Чумакова, В. Анд­реева, Д. Рудмана.
Хочу обратить внимание читателей на то, что на 1-й Всесоюзной конференции по борьбе вольного стиля А.А. Харлампиев выступил с изложением доклада о развитии борьбы вольного стиля без слов «дзюдо». Наверное. М. Лукашев, который в своих публикациях часто путает систематику с классификацией, не может понять до сих пор, о чем был доклад А.А. Харлампиева и чем отличается дзюдо oт борьбы вольного стиля. Поэтому он самонадеянно пишет: "Я уверенно заявляю, что самбо родилось из дзюдо». Об этом не писали такие корифеи, как Р. Школьников, Л. Турин, Н. Галковский, Е. Чумаков, другие известные классики спортивной борьбы.
У перворазрядника по самбо, как он был охарактеризован в одном из документов в 1986 году (или как он сам мне говорил «обладатель первого разряда по классической борьбе»), писателя-фантаста М. Лукашева на все своя точка зрения. Он лучше В. Спиридонова знает, про что тот писал и развивал про «САМ» -самозащиту, основанную на джиу-джитсу или про спортивную борьбу. Он знает лучше В. Ощепкова оппонента В. Спиридонова, что тот пропагандировал дзюдо, подгоняя его правила под правила европейского союза этого единоборства, или он развивал самбо. Он лучше Людвига Чаплинского знает про то, что тот писал в 1914 г. в своей книге «Первенство Санкт-Петербурга по тяжелой атлетике», про первенство России по боксу или про первенство Санкт-Петербурга по этому виду спорта.
Он знает больше Великого магистра Ордена Святого Станислава, Великого Князя Дзислава Чайковского, откуда у меня гербы и кто их заверил своей печатью, прежде, чем смеяться над ними, мог бы у меня теле­фон попросить (8-10+48-502-076-732) и позвонить в Великую Капитулу в Польшу.
Точно также он глумился над военным прошлым А.А Харлампиева и над его боевыми наградами, хотя сын Анатолия Аркадьевича всегда мог ему показать орденские книжки и благодарности командования за участие в боевых действиях.
И так он пишет обо всех в озлобленной манере, кто не разделяет его точку зрения. Самое интересное, что М. Лукашев не только вводит в заблуждение огромное количество читателей, но и сам не понимает, что пишет. С одной стороны, он придерживается общей точки зрения о том, что борьба вольного стиля легла в основу борьбы самбо. С другой, не хочет признавать, что в основе ее стоит систематика А.А. Харлампиева.

О систематике и голом короле

Следовательно, он перепутал «САМ» (самозащиту) со спортивной борьбой, что в результате привело к неудачной попытке стать летописцем, рассказывающим сказку о том, как он одел короля в новое платье.

Сергей Иванов-Катанский
Журнал «Боевые Искусства Планеты»

(*) Редакция портала очень уважительно относится к Михаилу Николаевичу Лукашёву, считая его лучшим исследователем возникновения спортивной борьбы в России. Тем не менее, мы посчитали необходимым опубликовать эту статью Иванова-Катанского
Сергей Анатольевич Иванов-Катанский - доцент кафедры физического воспитания МГТУ им. Н. Э. Баумана, доктор педагогических наук, обладатель 3-го дана по дзюдо и 9-го дана по традиционному каратэ и рукопашному бою, 5-го дана по айки-дзюцу.
Хотя мы не вправе высказывать, публикуя чужие статьи уважаемых авторов, свою точку зрения, сделаем это в первый и последний раз. Спор идущий между Лукашёвым и Ивановым-Катанским, а на самом деле, между 2-мя примерно равными группами специалистов, может продолжаться бесконечно долго. Каждая из сторон будет приводить убедительные аргументы в пользу своей точки зрения. С нашей точки зрения, истина лежит где то по середине. И если говорить о личном вкладе в создание и развитие системы, то с одинаковым правом отцом самбо можно считать как Ощепкова, так и Харлампиева.

Авторизация

Реклама