Непростое познание ушу

Категория: Ушу Опубликовано 04 Март 2014
Просмотров: 3005
Непростое познание ушу…Немолодой худощавый человек дробит у себя на ладони камни, ломает толстый металлический стержень, позволяет разбить у себя на голове моло­том каменную плиту… Врач даёт анестезию, поднося ладони к определённым точкам тела больного, лежащего на операционном столе… Юноша выполняет стремительный каскад немыслимых акробатических элементов, резких передвижений и прыжков… Тысячи людей в парках и на улицах Китая, повторяющие упражнения комплекса тайцзицюань…
Всё это многообразие и есть внешняя форма интересующей многих «таинственной» системы ушу.
Парадоксальный факт: мы узнали об ушу не из первоисточника – Китая. В начале 70–х годов изданная массовым тиражом англо– и франкоязычная литература менторским тоном объясняла «секреты китайского бокса», «тайны управления внутренней энергией» и т.д.
В одном из крупных французских журналов, например, под рисунком человека в маске было помещено объявление, которое гласило об открытии курсов по обучению тайному китайскому искусству кунфу. Там же оговаривалось, что разглашение «страшных тайн» может повлечь за собой смерть, поэтому «преподаватель» и скрывает своё лицо под маской.
Подобная «реклама» подогревала интерес к китайским системам, формировала превратное о них мнение.
Итак, что же такое ушу? Изучение и объяснение феномена ушу затрудняется тем, что ни в одной другой стране мира, кроме Китая, не было такого явления. Прежде всего, ушу – часть культурных традиций этой страны, такая же, как каллиграфия, философия, архитектура и литература.
Формирование системы шло разными путями. Ветер истории причудливо переплетал правду и вымысел, миф и реальность. Истоки ушу лежат в первобытных танцах, которые одновременно объединяли в себе и ритуальные действия, и практическую тренировку.
К III веку до н.э. в Китае сложилась разветвлённая система боевых единоборств, особое распространение получил комплекс военизированной подготовки: скачки на лошадях, стрельба из лука, индивидуальные и групповые упражнения с мечом, борьба.
Новую страницу в истории развития ушу открыли философские системы Китая: конфуцианство, буддизм и даосизм. Приблизительно с V в. выделились два направления: воинские искусства, которыми в основном занимались императорские солдаты, и собственно ушу, которое практиковалось в народе (хотя известно, что даже императоры выполняли различные упражнения этих комплексов). Само слово «ушу» появилось в III–VI вв., но система полностью сложилась лишь к XVII в.
В связи с географическими центрами формирования и влиянием различных философских направлений ушу разделилось на ряд школ, которые в свою очередь имеют сотни стилей. В лоне даосизма, например, возникла школа Удан–пай. Смысл её тесно связан с учением о достижении бессмертия. Для этого предписывались специальные упражнения и диета, направленные на создание в теле в районе живота особой «пилюли бессмертия». Живой мир же наполняет, как считали приверженцы даосизма, некая субстанция, названная «ци», которую можно охарактеризовать как всеобщую первосубстанцию. От соединения ци отца и матери возникал человек. Но, чтобы поддерживать его жизнь, надо было вводить в организм новое ци, которое в данном случае было двух видов: ци, получаемое с пищей, и ци, получаемое с дыханием. Если правильно провести эти два вида ци в определённые точки тела, то можно достичь желанной цели – бессмертия. Были разработаны специальные виды дыхания в комплексе с динамическими упражнениями и психофизическим тренингом. Даосы утверждали, что, накапливая таким образом энергию ци, проводя её по каналам и комбинируя с энергией цзин, т.е. семенем человека, можно в конце концов выработать «пилюлю бессмертия». На основе этой теории был создан ряд стилей, призванных регулировать энергию в организме.
Основным принципом многих других школ стало понятие «естественности», то есть полного единения с природой, достижения гармонии с вечно изменяющимся миром, приведения себя в равновесие, как внутреннее, так и внешнее. Ряд стилей имитировал повадки и движения животных. Это было не только внешней имитацией, но и комплексным самовоспитанием. Стиль дракона тренирует дух; стиль льва воспитывает позиции; стиль тигра тренирует кости; стиль барса тренирует силу; стиль змеи тренирует гибкость; стиль орла тренирует прыжки; стиль аиста тренирует внутреннюю сущность.
В XVII веке уроженец провинции Хенань Чэнь Вантин на основе изучения старых текстов по ушу создал стиль тайцзицюань. В одном из трактатов тайцзицюань говорится: «Какова высшая цель танцзицюань? Это сохранение здоровья и продление жизни».
Сущность системы определяется так: при выполнении движений всё тело должно быть лёгким и подвижным, крайне необходимо, чтобы это присутствовало во всех движениях. Ци должно сотрясаться и колыхаться, дух должен концентрироваться внутри. Не следует допускать малейших промежутков между движениями, не следует также допускать наличия вогнутого и выпуклого. Его корень располагается в ступнях, выходит из ног, управляется поясницей и обретает форму в пальцах рук. Движение от ступней до ног и поясницы необходимо завершить на одном дыхании. Двигайся вперёд и отходи назад, лишь постигнув причину и побуждающую силу движения. Если не постигнешь причину и побуждающую силу, тело тотчас приходит в состояние хаоса.
Как видно, за движениями тайцзицюань кроется эфемерно лёгкая и в то же время бесконечно глубокая мысль: дать форму бесформенному. Движения души, воли и сознания, как учат древние трактаты, не имеют формы, поступки – лишь содержание и форма внутренних рассуждений. Поэтому мастер тайцзицюань предостерегал от простой имитации движений, которые сами по себе смысла не имеют, а просил, чтобы в повороте головы, наклоне корпуса, взмахе руки звучала душа, а движение озарялось небесным светом.
Тайцзицюань переводится как «Кулак Высшего предела». Высший предел – один из основных терминов даосизма, синоним Дао – Высшего закона и пути вещей.
Сейчас существуют пять направлений тайцзицюань: Чэнь, У, Бу, Ян и Сунь, названные по именам их создателей. В процессе эволюции они стали серьёзно отличаться друг от друга. Если стиль Чэнь – это чередование быстрых резких движений с медленными переходами, то движения стиля Ян – плавные и округлые, с широкой амплитудой; стиль У – изобилует множеством поворотов, сложными комбинациями и т.д.
Можно отмахнуться от всех малопонятных философских рассуждений, если… Если бы это не составляло сущность традиционных систем ушу. Словами древних текстов с нами говорят старые мастера, познавшие тонкости своего искусства.
Рискуя надоесть читателям выдержками из текстов, приведу такое объяснение смысла систем «Двенадцать кусков парчи», «Упражнения святого волшебника, выходящего из жилища» и других: «Основу Неба и Земли составляют два начала: Инь – женское и Ян – мужское. Главное в этих началах – лёгкое движение и покой. Человеческое тело и есть единение начала Инь и начала Ян… Если привести покой и движение в гармонию, то энергия ци и кровь движутся беспрепятственно, и сотни болезней не зарождаются».
Такое объяснение эффективности системы у обучающихся сомнений не вызывало, а лишь убеждало их в несомненной пользе упражнений. Сложность обучения ушу требовала обязательной индивидуальной работы мастера с учениками. К каждому надо было подобрать личностный подход, не преподавать ему вообще весь стиль, а давать то, что полезно конкретному ученику, то, что подходит ему по складу характера, психики, даже условиям жизни.
Существовала и другая трудность в обучении. Каждый комплекс упражнений (таолу) имел характерный рваный ритм движений в комплексе с несколькими типами дыхания. Так, например, стиль Ян тайцзицюань включает в себя 16–28 базовых типов дыхания! Простое повторение движения не приносило ожидаемого эффекта. При изучении комплексов учителя советовали произносить специальные ритмизированные фразы для постановки темпа упражнений и дыхания.
Изменялись социальная жизнь, культура, но традиции оставались. Ушу являлось средством сплочения народа, иногда – идеологической основой крестьянских выступлений и восстаний. Именно поэтому сейчас ушу называют «огромной культурной драгоценностью китайского народа». Любой стиль ушу в ту эпоху означал не простое обучение приёмам боя или укрепления здоровья, а приобщение к высшему духовному началу, к утопической идее «великого единства».
В 30–е годы минувшего века были предприняты первые попытки снять с ушу покров древнего мистицизма и облечь в одежды современной науки. На основе древних комплексов создали новый стиль чанцюань – длинный кулак, делающий упор на стремительные гимнастические движения, гимнастику. Старый стиль Ян тайцзицюань трансформировали в новый упрощенный вариант, включающий комплексы из 24, 48 и 88 упражнений. Обучение тайцзицюань было введено в программу средних школ и других учебных заведений Китая. Каждое утро по радио звучит музыка, задающая определённый для этих упражнений темп. Простейший комплекс занимает немного времени – 4–6 минут. Он привлекает людей не только эффективностью, которая доказана китайскими специалистами, но и своим внутренним эстетизмом и красотой.
Особое внимание уделяется в Китае применению лечебно–оздоровительных аспектов ушу. Так, упражнения комплексов гимнастики цигун используют в лечении таких сложных заболеваний, как туберкулёз, астма, нарушение опорно–двигательного аппарата, нарушение состава крови.
Системы тайцзицюань, цигун и другие таят в себе много неясного и, признаемся, загадочного. Я был свидетелем того, как врач одной из китайских спортивных команд останавливал небольшое кровотечение и снимал боль поднесением ладони к повреждённому месту…
Перед нами ушу выступает сейчас в двух ипостасях. Первая – как средство массовой физкультуры, эффективная лечебно–оздоровительная система. Так, например, спортсмены многих китайских команд используют комплексы психофизической подготовки для релаксации или для концентрации сил перед соревнованиями.
Вторая – как часть культуры древней страны. Все это – объект тщательного изучения, огромное поле деятельности специалистов–востоковедов, медиков, психологов. Важно понять, что представляет ушу на самом деле, а уж потом говорить, что мы думаем об этой системе. К сожалению, часто начинают с последнего...

Не оглядывайся на летящего дракона
В Китае существует легенда о том, как путник на морском берегу повстречал десять столетних старцев и поинтересовался причиной их долголетия. Расправив свою бороду, первый старец ответил: «Я не пил вина». Второй, улыбнувшись, добавил: «Я прохожу сто шагов после каждой еды». Третий молвил: «Я ем только растительную пищу». Четвёртый сообщил: «Я хожу всё время пешком». «Я стираю бельё и делаю все домашние дела собственными руками», – рассказал пятый. Шестой старец, продемонстрировав комплекс упражнений тайцзицюань, объяснил, что занимается этим каждый день. Седьмой долгожитель сказал о том, что надо постоянно иметь чистыми органы дыхания: «Сохраняй окна открытыми для свежего воздуха». Восьмой старец так объяснил свой здоровый цвет лица: «Я подставляю тело летнему солнцу». «Рано встаю и рано ложусь», – сказал девятый. «Я сохранял радостное настроение на протяжении всей жизни», – заключил десятый.
В этой легенде объяснены основные принципы одного из крупнейших разделов китайской гимнастики ушу, направленной на оздоровление организма и продление жизни. Этот раздел носил обобщающее название «нэйгун» – «внутренняя работа» и подразделялся на множество стилей и направлений. Общая черта поразительного многообразия упражнений нэйгун заключается в том, что особое внимание в нём уделялось методам дыхания, психотренинга, подкреплённым точечным массажем, диетой, различными гигиеническими упражнениями. В систему нэйгун входят стили гимнастики тайцзицюань и упражнения цигун.
Фактически цигун – это одиночные упражнения, каждое из которых усиливает или угнетает функцию того или иного органа. Есть упражнения, которые улучшают мозговую деятельность и особо рекомендуются людям умственного труда, другие повышают мышечный тонус, снимают высокое давление, уменьшают количество холестерина и т.д. Сейчас в Китае широко практикуются упражнения тайцзицюань и цигун, направленные на общую оптимизацию деятельности организма.
Хотя важнейшим принципом цигун является правильное дыхание, оно будет бесполезным без принципа «ишоу», т.е. концентрации внимания на определённых точках при выполнении упражнений. Всё «действие» цигун происходит внутри человека, на него «смотрят глазами, но понимают сердцем». Перед началом упражнений предлагается освободиться от всех отвлекающих мыслей или, как говорилось в одном из трактатов по цигун, надо «сжечь чувства и выбросить мысли». При этом давался совет «повернуть глаза и уши внутрь человека, чтобы даже пролетающий мимо дракон не заставил вас оглянуться, а падающая скала не отвлекла от упражнений».
 
Алексей Маслов
Журнал "Спортивная жизнь России"

Авторизация

Реклама