Михаил Лукашев. 10 тысяч путей к победе

Категория: Борьба Самбо Опубликовано 23 Сентябрь 2016
Просмотров: 2641

Михаил Лукашев. 10 тысяч путей к победеАвтор знакомит читателей с простейшими приемами самбо — рожденного в нашей стране вида спорта. Это поможет желающим подготовиться к поступлению в клуб или секцию самбо.
В книге, рассчитанной на массового читателя, рассказывается и предыстория самбо, синтезирующего в себе эффективнейшие приемы спортивной и народной борьбы и самозащиты.

 

 

 

Год тысяча девятьсот сорок первый

Михаил Лукашев. 10 тысяч путей к победе

Заметно поредевшая в последних боях рота, где служил старшина Евгений Чумаков, вошла в деревню Верхняя Сосновка за полночь. Здесь с переменным успехом уже несколько дней шли упорные бои, и было похоже, что фашистов все-таки удалось выбить из этого покинутого жителями селения. Немцы, вероятно, отошли в сторону леса, сумев при этом оторваться от наших частей.
Чумаков и его товарищи устало шагали по ночным деревенским улочкам, освещенным трепещущими багровыми отсветами пожарищ: перед отступлением фашисты успели поджечь несколько домов.
Утомленные дальним переходом солдаты начали было размещаться на ночлег по уцелевшим избам, как вдруг из темноты разноцветным трассирующим пунктиром ударила очередь немецкого пулемета. Потом сразу же еще одна и еще… Неожиданной атакой фашисты пытались снова отбить утраченную ими деревню.
В суматохе внезапно вспыхнувшего ночного боя старшина старался помочь командиру организовать оборону: собирал успевших разойтись по избам красноармейцев в единый кулак.
— Чумаков, — приказал командир, — проверь: в этой избе ни кого из наших не осталось?!
Старшина понимал: бойцы так сильно уставали, что кого-то могла и не разбудить начавшаяся в деревне перестрелка. Он поспешно взбежал на крыльцо, рванул незапертую дверь и шагнул в непроглядную темноту сеней.
— Ребята! Есть здесь кто? — крикнул во всю силу легких. — Мигом все на улицу!
Никто не отозвался, в доме по-прежнему тихо, только вроде бы что-то шевельнулось в отдалении. Старшина двинулся туда и снова крикнул, но голос его осекся на полуслове: чьи-то сильные руки железной профессиональной хваткой стиснули горло. А из темноты на помощь нападавшему уже ринулось еще несколько человек: Чумаков слышал это…
Такое нередко бывало на фронте: в подходящий момент внезапно схватывали неприятельского солдата так, чтобы не мог ни выстрелить, ни подать голоса, и бесшумно в одну секунду приканчивали ножом или душили руками.
Расчет затаившихся в доме до поры фашистов был безошибочно точным: все заранее предопределено в этой заведомо неравной борьбе. Неосмотрительно вошедший русский надежно взят проверенной мертвой хваткой, и так неожиданно, что у него не оставалось абсолютно никакой возможности к сопротивлению в этом набитом немецкими солдатами доме.
В темноте лишь прозвучал шум тяжело рухнувшего на пол тела и громыханье сшибленных им с печи чугунков…
Старшина Чумаков не обладал ни богатырским сложением, ни природной геркулесовой силой, был среднего роста и обычного телосложения. И все-таки наперекор, казалось бы, явно неизбежной гибели он сумел провести эту внезапно обрушившуюся на него смертельную схватку вопреки точно рассчитанному немецкому сценарию. Не ему, а напавшему на него фашисту пришлось «тара-нить» головой деревенские кухонные чугунки. Спасла быстрота реакции: неотразимую подсечку Чумаков успел сделать мгновенно, сразу же в темп внезапного вражеского захвата за горло, хотя, разумеется, совершенно не ожидал его. А стремительно выскочить после этого на улицу было уже несложным делом.
Всем смертям назло старшина сумел уйти от грозившей ему гибели и успел предупредить своих товарищей о тех, кто затаился в избе, готовясь нанести им неожиданный удар с тыла…

 

 


Год тысяча девятьсот шестьдесят седьмой

Михаил Лукашев. 10 тысяч путей к победе

Когда Исао Окано вышел на татами, десять тысяч зрителей устроили ему настоящую овацию. Это было неудивительно, ведь у Окано целая коллекция высших спортивных титулов: абсолютный чемпион Японии, чемпион Олимпийских игр 1964 года, чемпион мира… Он стоял напротив Бориса Мищенко очень спокойный, не сомневавшийся в успехе.
О достоинствах своего противника Борис был достаточно осведомлен и, конечно, не мог быть абсолютно уверенным в своей победе, но он твердо знал, что для чемпиона мира это в любом случае не будет легкий выигрыш. Борис был полон решимости вести борьбу без оглядок на высокие звания Окано.
Едва прозвучала команда судьи к началу схватки, как Окано начал легко и стремительно кружить вокруг Мищенко. Невысокий, с необъятно широкими плечами, он держался прямо, настороженно выставив вперед готовые к захвату большие короткопалые руки. Выбрав момент, мгновенно захватил борта кимоно Мищенко, и тот почувствовал в хватке Окано такую мощь, которая даже не снится простачкам, верящим, что в дзюдо не нужна физическая сила.
Настойчиво осуществляя свой тактический замысел, Окано стал отходить к углу татами, увлекая за собой Мищенко. И тогда чутьем, без которого просто немыслим большой мастер борцовского ковра, Борис понял, что именно сейчас, в это мгновение, нужно провести прием… Оборона неминуемо обречет на поражение. Имея инициативу, Окано наверняка реализует ее. Только лишь нападение, решительное и агрессивное, может сломать его планы. К тому же сейчас, когда Окано поглощен подготовкой решительной атаки, он психологически наиболее уязвим. Думая о нападении, чемпион невольно ослабляет бдительность в защите.
Борис тотчас опустился на татами, подбив ногу Окано и увлекая его за собой. В ту долю секунды, когда, потеряв равновесие, японец падал, Мищенко, действуя только ногами, успел перевернуть его в воздухе так, что тот упал на спину, а его рука оказалась крепко зажатой между ногами Бориса. Перегибая руку соперника в локте, наш борец мгновенно провел болевой прием.
Объективные И знающие толк в дзюдо японские болельщики по достоинству оценили эту красивую победу и приветствовали Бориса даже еще более бурно, чем его именитого соперника перед началом схватки. И, конечно, не только в Осаке, где проходила матчевая встреча советских и японских дзюдоистов, но и по всей Японии газеты печатали фотографии, кинограммы и оживленно комментировали сокрушительное поражение чемпиона мира всего лишь на двадцатой секунде схватки…
Для двух этих различных эпизодов, разделенных к тому же более чем четвертью века, общим было то, что их герои — и Чумаков и Мищенко — имели в активе по нескольку лет занятий борьбой самбо. Занятий усердных и небезуспешных.
Именно самбо, а не дзюдо было основной спортивной специальностью цээсковца — старшего лейтенанта Мищенко, а в дзюдо Борис пришел, так сказать, «по совместительству». Возникла необходимость защищать спортивную честь страны в этом малоизвестном тогда у нас, экзотическом японском единоборстве. Лучше всех, разумеется, это могли сделать самбисты, имевшие необходимую подготовку. Сильнейшие на них и вышли тогда на татами, облачившись в еще непривычные японские кимоно и длинные брюки. Среди них, естественно, оказался и двукратный чемпион Советского Союза Мищенко. Ему аплодировали не только на родине дзюдо, но еще в Риме, Женеве, Эссене, где он выступал на первенствах Европы по этому виду борьбы.
Что же касается Евгения Михайловича Чумакова, ныне кандидата педагогических наук, заслуженного мастера спорта и заслуженного тренера СССР, то он один из славной плеяды чемпионов самбо еще первого, довоенного, призыва. С первых же дней Великой Отечественной войны Чумаков, как и многие его товарищи-самбисты, сражался на фронте, где самбо сослужило всем им хорошую службу.
Домой старшина вернулся с тяжелым ранением: поврежденными оказались обе руки. Особенно плохо было с правой: из-за перебитого нерва она почти не действовала; и даже шевельнуть ей было нестерпимо больно. Из самбо приходилось уходить, как и из действующей армии. Казалось, это было неизбежным. Но самбист Чумаков не привык сдаваться ни в спортивных, ни в боевых схватках, и теперь он тоже начал неравный поединок со своим недугом. От острой боли темнело в глазах, но Чумаков, отерев со лба холодный пот, снова л снова заставлял себя разрабатывать искалеченную руку.
А на первом же послевоенном чемпионате страны вопреки всем пророчествам скептиков израненный самбист снова взошел на высшую ступень пьедестала почета. А потом нашел в себе силы повторить этот небывалый успех еще и еще раз…
Самбо родилось в нашей стране в результате творческих исканий советских тренеров и спортсменов. Советское по рождению и интернациональное по самой своей сущности, оно объединило тысячелетний опыт самых различных народов в области борьбы и самозащиты. В спортивном самбо может быть использован любой прием любого национального или международного вида борьбы, а его боевой раздел включает лучшие достижения различных систем самозащиты.
Такой широкий принцип отбора приемов позволил сформировать огромнейший Технический арсенал самбо, который вполне заслуженно называют «десять тысяч путей к победе».
Обычно когда речь заходит о существующих в мире прикладных видах борьбы и системах самозащиты, то называют лишь исключительно японские — джиу-джитсу, сумо, дзюдо, каратэ, айкидо… Благодаря многолетней и не слишком скромной рекламе они оказались больше всего известными широкой публике. Мне не раз приходилось даже слышать такие недоуменные вопросы: «Но почему же именно японцам, и только японцам, удавалось изобретать эффективные боевые приемы?!» И на это я всегда отвечаю так:' «Потому что не только и не именно».
Ведь в действительности каждый народ на определенных этапах своего исторического развития непременно создавал какие-то приемы борьбы, обезоруживания, которые были жизненно необходимы в бесчисленных войнах, междоусобицах и случайных схватках. Немало таких приемов родилось задолго до появления японских систем и нередко даже в значительно более целесообразных вариантах.
Для того чтобы наглядно убедиться в этом, давайте совершим путешествие по различным эпохам и странам, использовав для этого любимое средство передвижения авторов научно-фантастических романов — машину времени.

 

 

Авторизация

Реклама